Main menu:

Search | Поиск

Categories | Категории

Archive | Архив

Северные ворота Арцаха, Ашот Бегларян

Густой туман окутывал гору, и когда мы, еще пару часов назад изнывавшие от июньской жары, наконец, достигли самой вершины Мрава, неожиданно повалил крупный снег. Здесь была совершенно другая жизнь – обособленная, неприступная и гордая. Внизу плыли облака и летели птицы, и мы, сами немного гордые от сознания покорения трудной, четырехкилометровой высоты и некоторой своей причастности к сегодняшней судьбе исторического высокогорья, написали на клочке бумаги наши имена – Эдик Едигарян, Феликс Микаелян, Нвер Арутюнян, Камо Погосян… засунули его в бутылку, закопав в глубоком снегу, который не тает здесь даже летом…

В 1930 году на территории гавара (поселения) Алуэ, расположенного на северных склонах восточной части Мравского хребта и заселенного армянами, был образован Шаумянский сельский район площадью в 600 квадратных метров. Само название гавара Алуэ означает «нежный, приятный, милый».

В средние века эта обильная розами местность называлась также Вардут (на персидском – Гюлистан: цветник, сад роз). О том, что по своему этническому составу и культурному наследию гавар Алуэ-Вардут-Гюлистан всегда оставался сугубо армянской территорией, красноречиво свидетельствуют около 200 армянских памятников в селах Бузлух, Гюлистан, Эркедж, Манашид, Карачинар и др. В ходе азербайджано-карабахской войны за эти села шли ожесточенные бои. Многие из них оказались либо на нейтральной территории, либо под оккупацией Азербайджана. С началом войны Шаумянский район фактически стал северными воротами Арцаха (историческое название Нагорного Карабаха), и в немалой степени судьба всего края решалась здесь. Бои за села района были жестокими и кровопролитными. Шаумянцы никогда не забудут образы настоящих героев – Шагена Мегряна, Леонида Азгалдяна, Владимира Балаяна и других подвижников, посеявших семена и взрастивших ростки будущей освободительной армии…

Сегодня на суровом высокогорорье Мрава, как и по всему карабахскому фронту, царит относительное спокойствие. Стороны, разделенные минным полем, отстоят друг от друга где на километр, где – на два. Порой раздается автоматная очередь – она, как правило, безопасна: противники проверяют лишь бдительность – как чужую, так и свою. Продолжается «снайперская война». В целом же воевать не хотят ни там, ни здесь.

А в недалеком прошлом здесь происходили бурные события.

4-го июля 1991 года президент СССР Михаил Горбачев подписал указ о выводе Внутренних войск из Шаумянского района, практически отменив здесь введенное ранее чрезвычайное положение. Спустя 2 дня азербайджанский ОМОН атаковал Эркедж, Бузлух, Манашид. Однако, армянские ополченцы оказали ожесточенное сопротивление. Атака была отбита, агрессор понес потери. В эти дни в селе Эркедж отрядом Ваника Лалаяна (погиб 15 июля 1991г.) был окружен участвовавший в операции министр внутренних дел Азербайджана Мамедов. Его спасли советские десантники. Убедившись в том, что собственными силами невозможно провести депортацию армянского населения, руководство Азербайджана прибегло к помощи советской армии. На штурм пошли подразделения 23-ей дивизии 4-ой Армии МО СССР, подразделения ВДВ и ВВ.

13 июля 1991 года советские войска блокировали Эркедж, Бузлух, Манашид. Населению был предъявлен ультиматум – покинуть села в течение 24 часов. В тот же день для обучения ополченцев в Нагорный Карабах прибывают ветераны Афганской войны – полковник Аркадий Тер-Тадевосян и подполковник Феликс Гзоглян. За особую методику подготовки Тер-Тадевосяна прозвали «Коммандос». Бойцы, прошедшие специальные курсы, стали представлять из себя хорошо организованную и обученную боевую силу. 14 июля 1991 года силами советской армии и азербайджанского ОМОНа армянское население Эркеджа, Бузлуха и Манашида – более 1100 человек – было депортировано. Оставшиеся в своих домах жители, в основном пожилые люди, подверглись насилию со стороны азербайджанских омоновцев и советских военнослужащих. Многие были убиты, пропали без вести.

Бронетехника 23-ей дивизии 4-ой армии МО СССР продвинулась в сторону более крупного села – Вериншена с населением 4141 человек. Село было блокировано и подвергнуто авиа- и артобстрелу. Однако командир 23-ей дивизии полковник Будейкин не решился на штурм из-за депутатов Верховного Совета СССР, находившихся в Вериншене. Несмотря на это, в течение месяца вертолеты 23-ей дивизии обстреливали Вериншен, а войска не снимали оцепления. Лишь к началу августа войска отступили. Операция «Кольцо» была свернута.

В целом с 30 апреля по 14 июля 1991 года в ходе операции «Кольцо», осуществлявшейся совместно отрядами милиции особого назначения и подразделений МО и ВВ МВД СССР, было депортировано население 24 армянских сел Нагорного Карабаха – более 6,5 тысяч человек. Свыше сотни армян были убиты, еще больше пропало без вести. 20 июля 1991 года боевые вертолеты Ми-24 Четвертой армии МО СССР атаковали армянских ополченцев у села Бузлух. Ответным огнем были повреждены 3 вертолета, один из пилотов получил ранение.

6 августа группа депутатов Верховного Совета СССР (В.Смирнов, С.Белозерцев) обратилась в Прокуратуру СССР с заявлением о том что, вооруженные силы СССР подвергают обстрелам армянские села Шаумянского района из огнестрельного оружия, НУРСами, 122-мм орудиями, 30-мм снарядами. Они потребовали возбудить уголовное дело против военнослужащих 23-ей дивизии и сотрудников ОМОН. Несмотря на это, 21 августа советскими войсками вновь были обстреляны армянские села –Вериншен, Карачинар, Армянские Борисы, Шаумяновск.

22-23 августа боевые вертолеты 23-ей дивизии обстреляли села Карачинар и Вериншен. В Вериншене было разрушено 15 домов. 552 детей из села были вывезены в Гюлистан.

23-24 августа азербайджанские формирования при поддержке подразделений советской армии напали на с. Карачинар. Их удалось отбросить вместе с подоспевшими ополченцами из села Талиш.

30 августа Верховный совет Азербайджана принял Декларацию о восстановлении государственной независимости Азербайджана в границах 1918-1920г.г. Тем самым Баку невольно признал независимость Нагорного Карабаха, ибо до образования СССР Карабах никогда не входил в состав Азербайджана.

2 сентября 1991 года в Степанакерте состоялась совместная Сессия Нагорно- Карабахского областного и Шаумянского районного Советов, которая на основе всенародного волеизъявления, в соответствии с действующим законодательством, приняла Декларацию о провозглашении Нагорно-Карабахской Республики (НКР) в границах НКАО и Шаумянского района.

Именно в сентябре 1991 года Шаумянский район первым из районов НКР стал ареной открытых боевых действий между отрядами самообороны Нагорного Карабаха с одной стороны и силами МВД и формирующейся национальной армии Азербайджана – с другой. Азербайджан применял тяжелую артиллерию, танки и бронетехнику, уже тогда фактически переданные командованием 23-й дивизии 4-й армии азербайджанским властям. Однако силы самообороны Шаумянского района под общим командованием Шагена Мегряна, уступая в 7 раз в численности, выбивают азербайджанский ОМОН из Эркеджа, Бузлуха, Манашида. Боевая операция по освобождению оккупированных во время антиармянской операции «Кольцо» Бузлуха, Манашида, Эркеджа имела место 14-18 сентября 1991-го. В освобождении сел участвовало 120 бойцов из Шаумянского и Мартакертского районов НКР и добровольцев из Армении.

14 сентября были освобождены высоты Бузлуха и окрестные высоты. С армянской стороны погибло 3 бойцов, с противной стороны было убито 15 человек, взято в плен 3 солдата и большое количество трофеев.

15 сентября карабахские силы, не встречая сопротивления, вошли в Манашид, отразив в этот и на следующий день 3 атаки.

Развивая успех, 18 сентября они вошли в Эркедж и заняли позиции на расстоянии 4 км. от Мартунашена.

Это была первая после провозглашения независимости НКР (2 сентября 1991 года) организованная и основательно запланированная боевая операция по восстановлению территориальной целостности НКР.

В сентябре-декабре 1991 года продолжались позиционные бои и обстрелы.

10 декабря в Нагорно-Карабахской Республике, в т.ч. и в Шаумянском районе, состоялся референдум, в ходе которого подавляющее большинство жителей высказалось за независимость НКР от Азербайджана.

30 декабря в районе и по всей НКР прошли выборы депутатов ВС НКР. Депутаты от Шаумянского района приняли участие в первой сессии ВС НКР (6 января 1992 г.) и во всех последующих сессиях.

13 января 1992 года впервые в истории азербайджано-карабахского вооруженного конфликта и впервые на территории бывшего СССР против мирного населения было применено оружие массового поражения: Азербайджан подверг обстрелу из реактивной системы залпового огня БМ-21 «Град» райцентр Шаумян. Впоследствии это оружие многократно применялось против жителей района и всей республики (ровно через месяц, 13 февраля 1992 года, были произведены первые залпы «Града» по столице НКР – Степанакерту).

В январе-июне 1992 года вдоль границ района продолжались позиционные бои. Азербайджанские вооруженные формирования предпринимали попытки прорваться вглубь района, перерезать связь района с соседним Мартакертским районом, однако эти попытки успешно пресекались силами самообороны Шаумянского района.

5 марта 1992 года азербайджанской стороной был сбит тяжелый транспортный вертолет МИ-26, перевозивший в Ереван беженцев из Шаумянского района. Погибло 16 человек, 2 пропали без вести, 37 человек, включая экипаж вертолета, были ранены.

– Не прошло и 10 минут после вылета, как в воздухе появился азербайджанский вертолет (такие «кобрами» называют), начался обстрел, – рассказывает 53-летняя жительница Шаумяновска Валерия Бахманян (интервью ереванской газете «Голос Армении», 6 марта 1992 год). – От ракеты, попавшей в наш вертолет, вспыхнуло пламя. Летчики попытались затушить пожар, но это им не удалось. Грянул второй выстрел. Летчики приложили все усилия, чтобы удержать машину на лету. Дверь вертолета была распахнута. Я уже хотела броситься вниз, но мы начали резко снижаться. Пилотам удалось довести вертолет до сравнительно удобной заснеженной ложбины. Машина заглохла и с высоты упала на хвост. Нам еще повезло: выпавший обильный снег смягчил силу удара… Страшно вспоминать эти ужасные минуты. Крики, стоны раненых… Те, кто мог как-то передвигаться, помогал вытаскивать раненых из-под обломков. Было очень холодно, многие, в том числе и я, получили обморожения.

В мае-июне 1992 года Азербайджану были переданы техника и вооружение частей и подразделений бывшей 4-й армии Закавказского военного округа (4 дивизии, треть кораблей и все базы Каспийской флотилии, вертолетная эскадрилья, более 100 боевых самолетов и т.д., не считая захваченного у военных). Используя это вооружение и значительное число наемников, Азербайджан в июне 1992 года предпринял широкомасштабное наступление на НКР, которое началось с Шаумянского района, как крайне важного в стратегическом отношении и наиболее близко расположенного к крупнейшим в Азербайджане военным базам бывшего СССР в г. Кировабаде (Гяндже).

12-15 июня 1992 года, используя подавляющее преимущество в боевой технике и личном составе (несколько тысяч солдат, свыше ста единиц бронетехники, управлявшейся в основном наемниками, боевые самолеты и вертолеты, тяжелая артиллерия, установки «Град» и т.д.), азербайджанская армия прорвала линию обороны карабахских сил в Шаумянском и Мартакертском районах.

13 июля 1992 года азербайджанское командование бросило на Шаумянский район около 4 000 бойцов при 160 единицах бронетехники (включая 90 танков). В наступлении принимали участие 4 танковых и 2 мотострелковых батальона 23-ей дивизии бывшей Советской Армии, 4 отдельных батальона ВС Азербайджана и приданные подразделения бригад НАА с соседних районов. Активно использовалась авиация.

Оборонявшие Эркедж, Бузлух, Манашид и Ай Парисы малочисленные отряды несколько часов оказывали яростное сопротивление.

В Бузлухе 15 человек оборонялись от штурмовавших село 200 омоновцев. Ситуация была отчаянная. Двое подростков – 9 и 13 лет – успевали раскрывать ящики, высыпать из них патроны, набивать автоматные рожки, подавать их бойцам. Сбоев не было. После того, как атака была отбита, бойцы попробовали сами выполнить ту же работу, но у них это не получилось.

В целом в Шаумянском направлении находились 430 местных ополченцев и добровольцев из Армении, на вооружении которых было 4 БТР и БМП, 1 танк, 1 установка «Град» и 1 орудие Д-30.

Не сумев продержаться до подхода резервных частей, эти бойцы смогли обеспечить отход гражданского населения. Беженцы уходили в сторону Вериншена и Гюлистана. На рубежах Гахута, Карачинара и Манасиншена армянские отряды, ожесточенно сопротивляясь, сдерживали противника, пока им в тыл не вышли танковые подразделения противника. Гражданское население, а после него и армянские отряды, отошли в сторону Гюлистана. Уже в Гюлистане армянские отряды держали оборону, пока не обеспечили отход гражданского населения.

В течение двух суток азербайджанские войска оккупировали весь Шаумянский район. Армянские бойцы смогли уничтожить 22 единицы военной техники противника, чьи потери в живой силе также были значительны. Обеспечив безопасный отход гражданского населения, армянские ополченцы и добровольцы сами отступили в Мардакертский район.

– Шаумянский район и часть Мардакертского района сегодня захвачены противником, но говорить, что мы потеряли эти земли безвозвратно, нельзя. Война – это не способ существования. В этой войне не будет победителя. Азербайджанцам не удастся удержаться в Карабахе. Да, мы свою землю никогда не отдадим. Единственный выход – путем мирных переговоров прекратить кровопролитие, – говорил в эти дни в интервью газете «Голос Армении» полковник Аркадий Тер-Тадевосов, профессиональный военный, который на начальном этапе азербайджано-карабахского вооруженного противостояния подготавливал и проводил практически все операции Сил самообороны НКР.

Последующие события показали верность этих слов. Для ведения партизанской войны в Шаумянском районе остались 20 армянских бойцов под командованием Шагена Мегряна. В дальнейшем этот отряд разросся до батальона, а затем и до полка спецназа.

С конца июня 1992 года и вплоть до подписания в мае 1994 года соглашения о прекращении огня в зоне карабахско-азербайджанского конфликта на территории района велась партизанская война против азербайджанской армии. Партизаны из местных жителей наносили чувствительные удары по гарнизонам, постам и коммуникациям азербайджанской армии.

15 августа 1992 года партизаны-шаумянцы уничтожили пост азербайджанской армии в оккупированном ею районе. Они предпринимали диверсионные действия, нанося урон коммуникациям противника.

Спустя 2 года, уже после того, как сформировавшаяся на базе фидаинских (партизанских) отрядов Армия обороны НКР отбросила агрессора далеко и вела бои на ее территории, автор этих строк имел беседу с начальником штаба АО генерал-майором Анатолием Зиневичем, который имел богатый опыт участия в военных действиях в Эфиопии, Сомали, Афганистане (с 1978 года он находился на службе в 7-й армии ВС СССР, дислоцированной в Армении, а с 1992 по 1993 г.г. являлся советником министра обороны Армении). На вопрос, в чем на его взгляд феномен карабахской армии, генерал ответил:

– Успехи армии Карабаха, если взглянуть на них со стороны, кажутся невероятными. Трудно представить себе, что небольшая армия, подкрепленная лишь добровольцами из Армении, которые приезжают не против Азербайджана воевать, а защищать часть своей родины, при невыгодном для себя количественном соотношении –приблизительно один к семидесяти, сможет не только сдержать натиск противника, но и провести целый ряд блестящих контратакующих операций. А феномен, наверное, в организованности, в том, что они приблизительно с середины 90-го года сумели переломить себя и свою психологию, поверили в успех борьбы за независимость и самоопределение.

Наверное здесь следует добавить, что секрет необычайных успехов Армии обороны Нагорного Карабаха – в характере самой армии. В данном случае мы имеем дело с не раз апробированным историческим феноменом, когда армия и народ выступают в едином лице и полны решимости отстоять свое законное право – жить на родной земле.

11 марта 1993 года приказом министра обороны Армении Вазгена Манукяна на базе шаумянского партизанского отряда был создан отряд особого назначения под командованием Шагена Мегряна.

Шаген Мегрян родился 3 января 1952 года в селе Гюлистан Шаумянского района. После окончания местной школы он поступил на экономический факультет Ереванского государственного университета. Долгие годы занимался общественной деятельностью, был депутатом Верховного Совета НКР. С началом освободительного движения возглавил оборону армянских сел Шаумянского района. С подачи Баку официальная советская пресса пыталась представить Шагена Мегряна как «главаря бандформирований». На самом деле этот сорокалетний крепыш был народным героем, человеком, беззаветно преданным родной земле.

– Всем хочется закрыть глаза на Шаумян. Но наш район – нерв Карабаха, и если есть желание решить карабахскую проблему, то вначале надо решить вопрос Шаумянского района. Армяне живут на этом кусочке земли с незапамятных времен. Это часть исторической территории Карабаха. Волевым решением, из соображений «революционной целесообразности» нашу землю присоединили к Азербайджану, не спросив об этом народ, живущий на ней. И теперь этот народ – где-то между небом и землей, в полной неопределенности: Шаумяновского района нет ни в составе Азербайджана, ни Армении, ни НКАО, – говорил Шаген Мегрян в интервью корреспонденту российского издания «Новое время» Николаю Калинкину (опубликовано в «Голосе Армении», 17 декабря 1991 г.).

Мегрян по праву принадлежал к когорте народных героев. Он беззаветно служил своему народу, Родине, одерживая победы в лучших традициях гюлистанских меликов. В один момент весь район был очищен от азербайджанских формирований.

– Наши бойцы знают, за что воюют. У нас очень высокая дисциплина, дисциплина глубоко убежденных в правом деле людей. У нас воюет народ, а не сброд. Идейность омоновцев не может быть выше идейности тех ребят, которые защищают свои дома, своих детей… Думаете, много потребовалось усилий, чтобы освободить наши три села? Там было 600-700 омоновцев, и они сбежали от отряда, численность которого была раз в 7-8 меньше, – так объяснял успехи отрядов самообороны командир.

Потом в «игру» вступили русские танки, и Шаумян был потерян.

Шаген Мегрян погиб в сбитом вертолете 17 апреля 1993 года. Но поднятое им знамя борьбы подхватили единомышленники.

Партизаны мужественно сражались на родной земле, не давая оккупантам покоя. Значительна их роль и в контрнаступательной операции Армии Обороны НКР в начале 1993 года на севере Мартакертского района. Хотелось бы остановиться на фидаинских отрядах и личностях, которые вели героическую и неравную борьбу в Шаумянском районе.

Партизанский отряд «Егникнер» был сформирован 25 июня 1992 года, после падения Шаумяна, в селе Атерк – на базе отрядов самообороны сел района. Он имел свое знамя, герб – герб меликов Гюлистана. С марта 1993-го на базе отряда был создан отряд особого назначения.

В 1992-94-м отряд расположился в лесах НКР и периодически наносил удары противнику на территории Шаумянского (Вериншен, Гюлистан, Шаумян, Хархапут) и Мартакертского (Дастагир, Мадагис, Тонашен, Магавуз, Аканаберд, Атерк) районов, участвовал в боях по освобождению Сарсангского гидроузла. Летом 1992-го предотвратил продвижение Геранбойского полка в Мартакертский район. В ходе боев причинил противнику большой урон в живой силе и военной технике. Шаумянский оборонительный район (ШОР) был сформирован по указу председателя Комитета самообороны НКР 11 марта

1993-го на базе диверсионно-разведывательных групп, действовавших с 20 июня 1992-го в тылу противника. Имел в своем составе 2 батальона (командиры – В. Гзирян и Д. Петросян). После перемирия был сформирован и третий батальон (командир – К. Арутюнян).

В 1993-94-м г.г. подразделения ШОР участвовали в оборонительных и освободительных боях в Мартакертском (Гетингомер, Тонашен, Дастагир, Мадагис, Люласаз, насосная станция Чайлу, Талиш, Атерк, Сарсангское водохранилище, Умудлу, Заглик, Шаумянском (Гюлистан, Вериншен, Хархапут) районах. Погибло 20 бойцов. Ряд командиров и бойцов награжден орденами «Боевой крест» РА 1-й степени, «Боевой крест» НКР 1-й степени, «Боевой крест» НКР 2-й степени.

В организации обороны Шаумянского района и Арцаха в целом значительна роль Леонида Азгалдяна и Владимира Балаяна.

Леонид Азгалдян, родившийся в г.Тбилиси 22 ноября 1942 года, стал настоящим деятелем национально-освободительного движения Арцаха. В 1960-м поступил в Московский государственный университет, в 1962-м переехал в Ереван, где в 1966-м окончил государственный университет. В 1966-89-м работал в вычислительном центре лазерной техники госплана СССР, научно-производственных объединениях Лазерной техники и «Энергия», Ереванском филиале Всесоюзного научно-исследовательского института атомных станций – научным сотрудником, заведующим отделом комьютерного программирования и вычислительной техники. С февраля 1990-го – основатель и командующий Армией независимости. Организовал первую наступательную операцию по освобождению села Нювади Мегринского района Армении. 27 мая, после кровавых провокаций на участке вблизи Ереванской станции и в Советашене, запланировал и осуществил программу по воспрепятствованию вторжению в Ереван советских войск. В конце 1990-го участвовал в оборонительных и освободительных боях в Геташенском подрайоне, Шаумянском и Мартакертском районах. Погиб 21 июня 1992 года, в селе Тонашен Мартакертского района НКР. Посмертно награжден орденами РА и НКР «Боевой крест» 1-й степени. Именем Азгалдяна названа средняя школа Арташави (Кашатагский район НКР).

– Я не принадлежу по цвету или оттенку той или иной партии. Эта земля определяет мой цвет, – так ответил Азгалдян журналисту, который пытался выяснить, к какой партии он принадлежит. – Если вам скажут, что Леонид умер, не верьте. Мне нет смерти, я должен пасть у стен Стамбула.

О своем друге и боевом товарище Владимире Балаяне Леонид говорил:

– Такие люди, как Владимир, рождаются один раз в сто лет.

Впервые в своей жизни Леонид заплакал на могиле друга.

Владимир Балаян, уроженец села Мохратаг Мартакертского района НКР. В 1990-м вместе с Л. Азгалдяном создал добровольческий боевой отряд. Участвовал в оборонительных и освободительных боях в Шаумянском (Бузлух, Манашид, Эркедж, Карачинар), Мартакертском (Марага, Кичан, Имерет, Керавенд, Срхавенд, Баш Гюнепая, Маниклу), Гадрутском (Тог, Цамдзор) районах НКР. Посмертно награжден орденом НКР «Боевой крест» 1-й степени. Именем В.Балаяна названа средняя школа в г.Мартакерте.

Рассказывают, что в начале движения Владимир продал свою «Ниву» и купил у солдат советской армии автомат, сколотил из мохратагских ребят отряд самобороны, который успешно противостоял регулярным азербайджанским формированиям. Героически погиб в 1992 году.

В течение трех месяцев в Шаумянском районе воевал легендарный герой Карабахской войны Монтэ Мелконян, которого и стар, и млад просто и любовно называли Аво. Уроженец небольшого калифорнийского городка Варселия Монтэ Мелконян приезжает в далекий Карабах, чтобы поддержать соотечественников, оказавшихся в беде. В сентябре 1991 года, буквально на следующий день своего прибытия, Монтэ принимает участие в боях за Бухлух, Манашид, Эркедж.

– Моя мечта – увидеть Арцах в исторических своих границах, – говорил Аво.

Невысокого роста, приятно-безобидной, совсем не военной наружности… Но внешностьобманчива. Иногда казалось, что он играет в войну. Однажды, когда по рации сообщили о наступлении танков противника, Аво, тогда уже командир Мартунинского оборонительного района, невозмутимо справился об их количестве.

– Три, – ответили ему

– Так мало!? – с неподдельной досадой воскликнул он.

Ребята рассказывают, что Аво был способен один брать вражеский танк… Присутствие Монтэ Мелконяна воодушевляло людей, с ним успех был обеспечен. В бою по подавлению огневых точек азербайджанского села Тодан, из которого непрестанно обстреливались Бузлух, Эркедж, Манашид, погибли пятеро отважных бойцов отряда «Тигран Мец» («Тигран Великий»), в том числе Давид Срапян, которому не было 26. Самый младший в группе, он взял на себя командование операцией после смерти командира. На штурм плацдарма противника пошли всего 30 бойцов – против сотен хорошо вооруженных омоновцев. Они дрались самозабвенно, заставив противника ретироваться. Вступив в отряд в 1990 году, Давид получил свое боевое крещение под командованием Леонида Азгалдяна, защищая северо-восточные границы Армении. В Шаумянском районе ему удалось подбить один из вертолетов, бомбящих мирных жителей…

В обороне Шаумянского района принимали участие также сформированные в Армении добровольческие отряды «Арабо», «Алашкерт», «Айгестан», «Андраник», «Зоравар Андраник», «Гарегин Нжде», «Арабкир», «Геташен», «Котайк», Апаранский добровольческий отряд и др. Бойцы этих отрядов поистине творили чудеса, и героизм каждого из них достоин отдельной книги.

Но мне хочется завершить материал небольшим очерком об Эдмоне Барсегяне, которого я знал лично. Еще будучи студентом 22-летний Эдмон в составе добровольческого отряда села Дашушен участвовал в диверсионных действиях, уничтожая огневые точки и стратегически важные объекты противника в ряде районов, в том числе в Шаумянском (Эркедж, Бузлух, Карачинар).

Ночь была лунная – местность просматривалась. Действовать приходилось лежа, передвигаться по-пластунски. Картофельные клубни были на редкость крупные: урожай выдался на славу. Но жители села боялись подходить к полю – на другом конце находился вражеский пост. Угрозе смерти они предпочитали голод. Однако с этим не хотела мириться горсточка молодых парней: всего несколько дней они в шаумяновском Карачинаре, а сельчане полюбили их как родных – не только с оружием в руках защищают село, но и, рискуя жизнью, добывают населению пропитание…

Пальцы уже онемели, но Эдмон продолжал выковыривать картофелины из земли. Прокапывая почерневшими пальцами грубую почву, он вспомнил школу, десятый класс. Дело было на винограднике – каждую осень школьники помогали колхозникам собирать урожай. В тот день так же ныло тело, так же не чувствовал он пальцев: Эдмон один собрал и сдал больше тонны винограда, больше всех.

Пущенная с той стороны поля ракета, вспыхнув, ярко осветила местность – азербайджанцы напоминали о своем присутствии. Припав к земле, бойцы замерли. Перед глазами, как наяву, встала свадьба – праздничный фейерверк, веселые и шумные гости, Наринэ в ослепительно белом платье, любующаяся белоснежными лебедями на капоте свадебной машины… Они обещали молодым вечное счастье. Увы, как только кортеж тронулся, один из лебедей упал… В Эдмоне сочетались ум интеллигента и безумство героя, сила и нежность, гордость и необычайная простота и скромность. Среднюю школу юноша окончил с золотой медалью, в университете также учился на отлично, серьезно занимался спортом, рисованием, музыкой, военным делом… И везде был среди лучших. Природа щедро одарила его всем, но поскупилась в главном…

Враг наступал на Шаумяновский район.

- Это северные ворота Арцаха, именно там решается судьба всего края, – говорил он родным, собираясь на передовую.

Те вначале попытались отговорить. Только жена Наринэ молчала: зная хорошо его характер, она понимала, что, раз Эдмон почти сразу же после свадьбы покидает ее, значит, это необходимо и остановить его будет невозможно. Как многие женщины Арцаха, она была не только женой, но и боевой подругой: когда всенародное национально-освободительное движение только начиналось, Наринэ прятала у себя дома оружие друзей мужа, деля с ними все невзгоды подпольной работы…

Закрывая перед врагом северные ворота Карабаха, Эдмон Барсегян погиб, став для шаумянцев символом человечности, мужества и самоотверженности. За свою короткую жизнь он многое сделал для родины и народа, но для себя лично многого не успел. Не успел увидеть маленького Эдмончика, родившегося спустя два месяца после смерти отца, не успел вернуть к жизни белоснежного лебедя – недопел песню любви жене… Эдмон Барсегян погиб, закрывая перед врагом северные ворота Карабаха, став для шаумянцев символом человечности и мужества, самоотверженности и героизма… Сегодня одна из школ Арцаха носит имя Эдмона Барсегяна, напоминая грядущим поколениям о героическом прошлом края.

Сегодня родина для карабахцев начинается с окопов, с человека с ружьем – часового Отчизны, для которого зов сердца и совести – превыше всего. Но и он мечтает о нормальной жизни – без боли, ран и смерти. И лишь политическое, а не силовое решение способно дать людям долгожданные мир и покой.

Ашот Бегларян